Высокое потребление клетчатки коррелирует со значимым снижением риска рака молочной железы

В последнее время появляется все больше свидетельств тому, что высокие уровни циркулирующего инсулина и инсулиноподобного фактора роста 1 служат независимыми факторами риска развития рака молочной железы (РМЖ)1–3.

Кроме того, подтверждена также значительная связь между уровнями половых гормонов и РМЖ4.

В первую очередь, пищевые волокна (по большей части растворимые) снижают уровень глюкозы в крови и повышают чувствительность к инсулину. Кроме того, они повышают сывороточные концентрации глобулина, связывающего половые гормоны, что сказывается на снижении уровня эстрогена в крови. Авторы отмечают, что увеличение в рационе клетчатки может также быть связано с повышением потребления витаминов, минералов, фитоэстрогенов и других биоактивных соединений.

Эти положения дают основание предположить, что диета с высоким содержанием клетчатки может способствовать снижению заболеваемости РМЖ за счет увеличения выработки свободных глобулинов. Подтверждением этой гипотезы может служить анализ проспективных рандомизированных исследований, опубликованный в марте 2020 г. журналом Cancer6. Его авторы провели систематический обзор 17 проспективных когортных исследований, 2 когортных исследований типа «случай — контроль» и 1 клинического испытания, которые подтвердили положительную корреляцию между увеличением потребления клетчатки и снижением риска развития РМЖ в пре- и постменопаузальный период.

Результаты суммарной оценки проведенных метаанализов с участием в общей сложности более 5 млн женщин из Европы, США, Азии и Австралии показали, что высокое потребление клетчатки (растворимых волокон) было связано со значительным уменьшением общей заболеваемости РМЖ7-12. При этом репродуктивный возраст женщины (пре- или постменопауза) не имел значения13,14. Сопоставляя источники клетчатки со степенью уменьшения риска развития РМЖ, авторы подчеркнули преимущество фруктовых волокон, употребление которых коррелировало с наиболее эффективной профилактикой онкозаболеваний15.

Авторы исследования подчеркивают, что увеличение в рационе клетчатки из различных источников может быть также связано с повышением качества питания и большим потреблением витаминов, минералов, фитоэстрогенов (например, изофлавонов, лигнанов и флавоноидов) и других биоактивных соединений. Как известно, их противораковые свойства основываются на антиэстрогенной, антипролиферативной, антиангиогенной и противовоспалительной активности. Кроме того, биологически активные вещества усиливают иммунную и детоксикационную функции, снижают окислительный стресс и восстанавливают поврежденную ДНК.

 

Литература:

  • Ahern T.P., Hankinson S.E., Willett W.C. et al. Plasma C-peptide, mammo-graphic breast density, and risk of invasive breast cancer. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2013;22:1786-1796.
  • Endogenous Hormones and Breast Cancer Collaborative Group, Key T.J., Appleby P.N., Reeves G.K., Rod-dam AW. Insulin-like growth factor 1 (IGF1), IGF binding protein 3 (IGFBP3), and breast cancer risk: pooled individual data analysis of 17 prospective studies. Lancet Oncol. 2010;11:530-542.
  • Lann D., LeRoith D. The role of endocrine insulin-like growth factor-I and insulin in breast cancer. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2008;13:371-379.
  • Fortner R.T., Eliassen A.H., Spiegelman D. et al. Premenopausal endoge-nous steroid hormones and breast cancer risk: results from the Nurses’ Health Study II. Breast Cancer Res. 2013;15:R19.
  • Zhang X., Tworoger S.S., Eliassen A.H., Hankinson S.E. Postmenopausal plasma sex hormone levels and breast cancer risk over 20 years of follow-up. Breast Cancer Res Treat. 2013;137:883-892.
  • Farvid M.S., Spence N.D., Holmes M.D., Barnett J.B. Fiber consumption and breast cancer inci-dence: A systematic review and meta-analysis of prospective studies [published online ahead of print, 2020 Apr 6]. Cancer. 2020;10.1002/cncr.32816. doi:10.1002/cncr.32816
  • Kushi L.H., Sellers T.A., Potter J.D. et al. Dietary fat and postmenopausal breast cancer. J Natl Cancer Inst. 1992;84:1092-1099.
  • Terry P., Jain M., Miller A.B. et al. No association among total dietary fiber, fiber fractions, and risk of breast cancer. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2002;11:1507-1508.
  • Horn-Ross P.L., Hoggatt K.J., West D.W. et al. Recent diet and breast cancer risk: the California Teachers Study (USA). Cancer Causes Control.2002;13:407-415.
  • Holmes M.D., Liu S., Hankinson S.E. et al. Dietary carbohydrates, fiber, and breast cancer risk. Am J Epidemiol. 2004;159:732-739.
  • Maruti S.S., Lampe J.W., Potter J.D. et al. A prospective study of bowel motility and related factors on breast cancer risk. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2008;17:1746-1750.
  • Park Y., Brinton L.A., Subar A.F. et al. Dietary fiber intake and risk of breast cancer in postmenopausal women: the National Institutes of Health–AARP Diet and Health Study. Am J Clin Nutr. 2009;90:664-671.
  • Graham S., Zielezny M., Marshall J. et al. Diet in the epidemiology of postmenopausal breast cancer in the New York State Cohort. Am J Epidemiol. 1992;136:1327-1337.
  • Cade JE, Burley VJ, Greenwood DC; K Women’s Cohort Study Steering Group. Dietary fibre and risk of breast cancer in the UK Women’s Cohort Study. Int J Epidemiol. 2007;36:431-438.
  • Aune D., Chan D.S., Vieira A.R. et al. Fruits, vegetables and breast cancer risk: a systematic review and meta-analysis of prospective studies. Breast Cancer Res Treat. 2012;134:479-493.

637041/Onco/web/04.23/0

 

Оцените материал: 
Нет оценок
Онкология
×

Ask Speakers

×

Medical Information Request